Чтобы помнить и знать...
Меню сайта
Категории каталога
ЗАБВЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ [22]
глазами противника [5]
оперативная сводка [6]
Былое... [19]
Огненные версты [24]
Герои прошлого времени [1]
СТОП-КАДР [5]
Сравнительные фотографии города в начале 20столетия и в наши дни.
МОГИЛА НЕЧАЕВА Высота 167,3 [4]
Мемориальный комплекс"Выс.167,3 "МОГИЛА НЕЧАЕВА" [1]
Игнатенко Леонид Александрович [0]
Никопольский военно-исторический клуб ЦИТАДЕЛЬ [12]
Поиск родственников [2]
кинокритика [1]
Главная » Статьи » Огненные версты

Они умирали стоя

"Они умирали стоя"
(глава из книги "По следам героев")
Военное издательство министерства обороны СССР
Москва - 1967




Аннотация к книге "По следам героев":

"Походы по местам боев, встречи с участниками событий, переписка с семьями погибших воинов, освобождавших от фашистских оккупантов город Никополь, поиски документов и других материалов о подвигах советских воинов, партизан и подпольщиков - таков далеко не полный перечень дел юных историков средней школы N 2 этого древнего города.
О подвигах советских воинов, отличившихся в боях за освобождение Никополя, и рассказывается в брошюре "По следам героев".
Инициатором создания предлагаемой читателю брошюры является учитель истории средней школы N 2 г. Никополя Матвей Савельевич Милявский, который сумел привлечь к участию в ней и своих учеников - членов руководимого им кружка юных историков.


Литературная запись Ю. НОВИКОВА




"Они умирали стоя"

Война с гитлеровскими захватчиками потому и называется Отечественной, что в борьбе с фашистами участвовал весь народ, от мала до велика. Участвовал не только своим героическим трудом, проходившим под крылатым лозунгом: "Все для фронта! Все для победы!", но и с оружием в руках. В тылу врага, на временно оккупированной им территории, действовали многочисленные отряды народных мстителей - партизан, различные подпольные организации, руководимые коммунистами. Земля горела под ногами фашистов в буквальном смысле этого слова. Девизом всех советских людей, оказавшихся в оккупации, стали знаменитые слова Д. Ибаррури: "Лучше умереть стоя, чем жить на коленях". Так поступали в годы войны и патриоты Никополя. И пусть их боевые дела не столь известны, как дела подпольщиков других городов, но и они внесли свою лепту в общую победу над врагом, и они не жалели жизни ради свободы и независимости своей Родины.
О некоторых эпизодах из деятельности отважных патриотов Никополя в годы фашистской оккупации и рассказывается в этой главе.

* * *

Никополь гитлеровцы захватили 17 августа 1941 года. Почти тридцать месяцев находился город в фашистской неволе. Враг постарался сразу же запугать жителей Никополя, посеять у них страх перед мощью немецкой военной машины, убить волю к какому бы то ни было сопротивлению. За малейшее нарушение "нового порядка" была одна мера наказания - расстрел. В городе вывешивались приказы о репрессиях против населения других городов. Когда в Днепропетровске было совершено покушение на немецкого офицера, гитлеровские палачи расстреляли сто ни в чем не повинных людей. Предупредили, что впредь станут предпринимать еще более жестокие меры. Приказ об этом был расклеен на стенах многих домов Никополя.
Но угрозы не запугали советских патриотов. Вскоре на одной из улиц Никополя выстрелом из пистолета был убит обер-лейтенант Адрунг. Фамилию смельчака, отважившегося на такой подвиг в самом логове гитлеровцев, установить нам не удалось. Этот выстрел прозвучал как сигнал к началу выступлений партизан. В один из сентябрьских вечеров на улице Антипова загорелась автомашина с боеприпасами.
Гитлеровцы окончательно рассвирепели. Облавы следовали одна за другой, но безрезультатно. Тогда фашисты публично повесили железнодорожника Никифора Антипенко, обвинив его в связи с партизанами. В последнее мгновение перед смертью Антипенко успел крикнуть: "Фашизму не покорить наш народ. Советская власть вер- нется..."
В октябре 1941 года в Никополе начала действовать подпольная молодежная группа "Правда", созданная учащимися педагогического техникума. Возглавил ее Николай Хилинский. Первоначально в группу вошли Леонид Алексеенко, Элла Винниченко, Надя Вяткина, Надя Комлык, Лида Сонько, Роза Сперчеенко, Лиза Полонич, Надя Дорошенко. Потом состав ее пополнился другими членами.
Диверсионными актами эта группа не занималась, так как, видимо, не имела на то возможности. Но девушки и юноши вели среди населения активную политическую работу. Они писали и распространяли антифашистские листовки и сообщения Совинформбюро, поддерживали в людях бодрость духа и уверенность в скором возвращении Красной Армии. В годовщину смерти В. И. Ленина подпольщики выпустили плакат с призывом к никопольцам почтить память родного Ильича.
Оккупанты пытались выследить подполье, но тщетно. К тому времени правдисты стали подумывать о вооруженной борьбе с фашистами, но обстановка неожиданно осложнилась. Гитлеровцы начали угонять в Германию молодежь. Дальнейшее пребывание в городе становилось опасным, и руководство группы решило временно свернуть ее деятельность, предложив всем подпольщикам разойтись по окрестным деревням и там переждать трудный период.
В марте того же, 1942 года группа возобновила свою деятельность. К тому времени Хилинский установил связь с другой подпольной группой. На встрече с ее руководителями он предложил слить обе организации в одну. Так возникло комсомольско-молодежное подполье "За Советскую Родину". Возглавили его Н. А. Хилинский (его избрали первым секретарем), В. П. Лома, В. Слепинцева, С. С. Резник и Л. И. Назаренко.
Эта организация успешно действовала до конца года, Члены ее распространяли сводки Совинформбюро, расклеивали по городу карикатуры на главарей третьего рейха, срывали мобилизацию молодежи на работу в Германию, помогали советским военнопленным, томящимся в фашистских лагерях, собирали оружие. Но и гитлеровцы не дремали. Им удалось напасть на след подпольщиков и заслать к ним своего агента. 17 декабря каратели разгромили комсомольско-молодежную организацию "За Советскую Родину". Большинство подпольщиков были схвачены и преданы пыткам.
В январе 1943 года арестованных повезли за город на расстрел. В дороге комсомольцы напали на охранников, обезоружили их и попытались скрыться. Но следовавший за машиной гитлеровский конвой открыл автоматный огонь. Спастись удалось немногим.
Николая Хилинского фашисты держали в тюрьме еще месяц с лишним, надеясь пытками сломить его волю. Но Хилинский молчал. 23 февраля отважного патриота не стало: очередь из вражеского автомата оборвала его жизнь. В дикой злобе гитлеровцы схватили и отца Хилинского - Александра Павловича, который активно помогал своему сыну, о чем гестаповцы, правда, не знали, и отправили его в лагерь смертников - Бухенвальд, откуда он был освобожден Красной Армией только весной 1945 года.
Зверская расправа над юными подпольщиками не остановила волну патриотического движения в городе. На смену павшим пришли другие непокоренные, стойкие духом.

* * *

После временного затишья, когда гитлеровцы успокоились, решив, что с подпольщиками в городе навсегда покончено, в районе вокзала и Новопавловки вдруг появились листовки, в которых сообщалось о победах советских войск под Курском и Орлом.
Так в Никополе начало действовать новое подполье. Возглавил его известный в городе спортсмен Лев Федорович Хлястиков.
Это был исключительно мужественный и волевой человек. В последних боях под Севастополем Хлястиков, служивший в морской пехоте, попал в плен. Но ни издевательства, ни муки голода и холода не сломили Льва Федоровича. Его ни на минуту не покидала мысль о свободе, о возвращении в строй. По дороге в Германию, куда его везли с сотнями других военнопленных, Хлястиков бежал. Начался долгий и трудный путь на восток, к своим. В холодную октябрьскую ночь 1942 года Хлястиков, весь опухший, еле держась на ногах, появился в Никополе.
Немного поправившись, Лев Федорович развивает бурную деятельность и вскоре создает подпольную организацию. Он работает, как опытный конспиратор. Прежде всего он привлекает к этому делу своих друзей но физкультурной и комсомольской работе, тех, в ком абсолютно уверен. Те в свою очередь подбирают других стойких товарищей. Провал группы Хилинского еще не забыт. Это заставляет действовать очень осмотрительно, осторожно.
Первыми членами новой организации, названной "Мститель", стали кроме Хлястикова и его жены Галины Федоровны: Владимир Быковский, Петр Кириченко, Николай Галушко, Вера Бондаренко, Михаил Коверсун, Михаил Емец, Константин Акимов, Константин Горюнов, Виктор Хващевский и Дмитрий Цеханович.
Чтобы обезопасить организацию от провала в целом, Хлястиков предложил разбить ее членов на отдельные небольшие группы, неизвестные друг другу. Так и поступили.
Прежде всего подпольщики постарались наладить постоянную информацию для населения о борьбе Красной Армии. Но где раздобыть радиоприемник, чтобы слушать Москву? После упорных поисков приемник был найден.
Пункт по приему сводок Совинформбюро и размножению их, по предложению Цехановича, был создан в доме киномеханика В. И. Литвина. Сперва сводки переписывались от руки, потом их стали печатать на машинке.
Одновременно подпольщики готовились к вооруженной борьбе с захватчиками. Но раздобыть оружие оказалось очень нелегким делом. Первые поиски ничего не дали. Наконец одной из групп удалось установить, что на разъезде "Никопольстрой" находится вагон с оружием. Но как попасть на разъезд; причем так, чтобы не вызвать у врага подозрения? Помочь взялась Вера Бондаренко, отец которой служил помощником машиниста. В. А. Бондаренко понял дочь с полуслова и познакомил подпольщиков с машинистом паровоза Н. И. Зуевым. Вдвоем они доставили Кириченко, Коверсун, Емец и еще нескольких человек на разъезд. Ночью подпольщики взломали двери вагона и похитили оружие.
С каждым днем народные мстители действовали все смелее и решительнее.
В Новопавловке зверствовал один предатель, завербовавшийся к фашистам полицейским. "Чистый гестаповец", - жаловались на него жители поселка. Владимир Быковский, узнав об этом прислужнике фашистов, рассказал о нем Хлястикову.
- Убрать подлеца надо! - сказал Лев Федорович.
На одном из своих заседаний руководство организации единодушно решило: смерть предателю! Выполнить задание поручили Быковскому и Пете Кириченко.
За полицейским установили наблюдение. Когда изучили маршрут его движения, особенности работы, приступили к заключительной части операции.
Однажды в сумерках по направлению к Красногорьевке шли двое. То были Быковский и Кириченко. Навстречу им из-за поворота показалась фигура с карабином, закинутым за плечи. Полицейский, заметив подпольщиков, остановился и стянул с плеча оружие.
- Вы чего так поздно? - грубо окрикнул он подходивших. - Не знаете, что скоро комендантский час? А ну, поторапливайтесь!
- Мы сейчас, мы живо, - ответил Бы- ковский и вплотную подступил к полицейскому. - Только вот прикурить бы, а?
Полицейский отшатнулся.
- Не подходить! - сдавленно выкрикнул он.
Медлить было нельзя. Кириченко метнулся в ноги предателю, сбил его на землю, сверху на полицейского навалился Быковский.
- Читай, Петро! - приказал Быковский товарищу.
- От имени Родины подпольная организация "Мститель" приговаривает изменника и предателя к смерти, - негромко, но четко и внятно произнес Кириченко.
- Това...
Выстрел оборвал мольбу полицейского.

* * *

В июле "Мститель" установил связь с другими подпольными организациями, действовавшими в районе Никополя. В одну из поездок Хлястикову сообщили, что в Каменке бывший кулак наладил изготовление повидла для фашистской армии. Вернувшись в город, Льву Федоровичу показалось, что этим обстоятельством можно неплохо воспользоваться, но, как именно, он еще не знал и хотел посоветоваться с товарищами.
- А ничего тут не придумаешь, - раздались голоса, - повидло не взрывчатка. Надо пристукнуть предателя - и все.
- А что, если... - вдруг осенило Хлястикова.
Лев Федорович поделился своим замыслом. Он оказался заманчивым, и все одобрили его.
Через несколько дней в Каменке появились Хлястиков и Быковский. В кармане Льва Федоровича лежал поддельный документ, свидетельствовавший о том, что его предъявитель является коммерсантом и имеет заслуги перед немецким командованием. В другом кармане находилась склянка с мышьяком. Раздобыть его было нелегко. С этой целью Лев Федорович и его жена выезжали в Марганец, где встречались с членами подпольной организации В. Б. Максимовичем и 3. И. Бычковой. Товарищи по борьбе достали яд, но его оказалось мало. Тогда кто-то вспомнил, что недостающий мышьяк можно приобрести у бывшего сотрудника Никопольского музея М. К. Голубя. Осторожно навели справки. Сведения подтвердились. Теперь оставалось только взять яд. Но как? Пришлось пойти на риск. Хлястиков сам навестил Голубя. Тот, не проявляя излишнего любопытства, с готовностью вручил Хлястикову банку яда. Вот теперь можно было отправляться на задание в Каменку.
Фашистский прихвостень встретил подпольщиков подозрительно, но, познакомившись с документами Хлястикова, изменил свое отношение и выразил готовность продать часть заготовленного повидла.
- А не могли бы вы, - спросил Хлястиков, - прежде ознакомить нас со своим производством? Думаю, что мы станем вашими постоянными оптовыми покупателями, и нам, разумеется, хотелось бы убедиться в надежности вашего заведения.
Хозяин предприятия и Быковский прошли в цех, а Хлястиков, сославшись на то, что ему необходимо по нужде, задержался в помещении с готовой продукцией. Оставшись один, Лев Федорович быстро обошел бочки с повидлом и всыпал в каждую добрую дозу мышьяка. Через несколько минут он уже расхаживал с хозяином по цеху и одобрительно приговаривал: "Хорошо. Я вижу, вы надежная фирма". Хозяин был доволен.
- Коммерция, - сказал на прощание повидловар, - надежная почва для дружбы.
- Да, конечно, - согласился Лев Федорович.
Минул месяц, а из Каменки никаких сообщений. Хлястиков уже стал подумывать о провале. И вдруг известие: гитлеровцы повесили повидловара и его ближайших помощников. Оказалось, что тот сбыл на фронт всю отравленную продукцию. Среди фашистских солдат началось повальное отравление. Немцы всполошились, но пока доискались до истинной причины, не один вояка третьего рейха отправился на тот свет.

* * *

Шло время. Красная Армия уже достигла Днепра. Гром орудий все явственнее доносился до Никополя. Близился час освобождения города от фашистского ига. Немцы срочно возводили укрепления на левом берегу Днепра. В район Никополя стягивались крупные воинские части, большое количество боевой техники. Для подпольщиков наступила горячая пора. Основное внимание они сосредоточили на получении военной информации, которую через партизан, обосновавшихся в плавнях, передавали по ту сторону фронта.
Но и гитлеровцы не дремали. Они увеличили свою агентуру, ввели в городе и его окрестностях еще более жесткий режим. Работать подпольщикам стало труднее. Однако они не падали духом и делали все возможное, чтобы помочь Красной Армии.
В конце концов фашистам удалось напасть на след организации. Об этом сообщил Быковскому Н. Галушко. Володя немедленно явился к Хлястикову. Лев Федорович был дома. Выслушав Володю, Хлястиков задумался. В последние дни он и сам по каким-то еле уловимым признакам чувствовал, что над организацией нависла опасность. И вот прямой сигнал. Пренебречь им он не имел права. Но и свертывать деятельность в такое ответственное время не хотелось. После коротких, но горячих дебатов все же решили часть подпольщиков отослать в плавни к партизанам, а в городе оставить самых опытных товарищей и еще более законспирировать их. Однако было уже поздно. На следующий день начались аресты. Льва Федоровича взяли одним из первых. Подпольщиков бросили в подвал бывшей детской консультации. Начались пытки. Палачи били патриотов железными прутьями, жгли тело раскаленными утюгами. Но никто не просил пощады.
Особенно издевались гитлеровцы над Хлястиковым. В последние дни перед казнью он уже не мог самостоятельно передвигаться. На прогулку его выводили под руки Петя Кириченко и Борис Максимович.
29 ноября Лев Федорович почувствовал себя совсем плохо.
- Наверное, все, друзья, - прошептал он и попросил раздобыть ему клочок бумаги и карандаш.
У одного из арестованных нашлось то и другое. Лев Федорович, стараясь унять дрожь в истерзанных руках, сел писать письмо. Оно было адресовано четырехлетней дочери Жене. Письмо было коротким и заканчивалось словами: "Женя! Обязательно научись ненавидеть врагов земли русской и, чем только можешь, послужи народу и нашей великой Родине".
На рассвете 1 декабря 1943 года три грузовика, набитых людьми, под усиленной охраной мчались по безлюдным улицам за город. На северо-западной окраине Никополя автомашины остановились. Подпольщиков отвели в поле и выстроили около выкопанного рва. Было холодно, и гитлеровцы торопились. Прозвучали гортанные слова команды, и навстречу непокоренным вскинулись дула карабинов.
- Пли! - выкрикнул офицер. Раздался первый залп, и в этот момент в морозной дымке показался краешек восходящего солнца. Лев Федорович повернулся к солнцу лицом, хотел что-то сказать товарищам, но тут снова раздалась команда офицера, грянул второй залп. Свет померк в глазах Хлястикова...

* * *

Разумеется, подпольные организации действовали не только в самом Никополе. Их было немало и в других местах. К сожалению, за давностью времени многое забылось. Умерли или сменили место жительства участники событий, и потому восстанавливать историю минувших лет сейчас очень трудно.
Немалый урон нанес гитлеровцам партизанский отряд Андрея Галактионовича Резниченко, действовавший в районе села Ушкалка. Долго гитлеровцы охотились за народными мстителями, но тщетно. Плавни служили партизанам надежным убежищем. И все же врагам удалось напасть на след коммуниста Резниченко. Андрея Галактионовича схватили вместе с его другом Онищенко. Расстреляли их где-то за Ушкалкои, там же и зарыли в землю, но где именно, установить до сих пор не удалось.
Отважной подпольщицей зарекомендовала себя в те годы жительница села Знаменка В. И. Точилина. Гитлеровцы убили ее сына комсомольца за связь с партизанами. Место сына в строю заняла мать. Вскоре Точилина стала членом Знаменского подполья, которое действовало до самого освобождения села Красной Армией. За боевые заслуги Точилину наградили медалью "Партизан Отечественной войны II степени".
Во главе подпольщиков Знаменки стоял К И Баранов. После его гибели организацию возглавила Н. В. Иванова. Сейчас эта отважная женщина на пенсии и проживает в Запорожье.
Активно помогали советским разведчикам группы офицера Гусева, заброшенные с особым заданием в тыл врага, подпольщики во главе с И. М. Федорченко.
В селе Алексеевка действовала другая комсомольско-молодежная подпольная организация, называвшаяся ДОП (Добровольная организация патриотов). Руководил ей Н. К. Тараскин.
Наконец, у партизан и подпольщиков было немало добровольных, подчас безымянных помощников. Рискуя жизнью, они устраивали советским военнопленным побеги из гитлеровских лагерей, скрывали их у себя в домах, лечили, какими-то одним им известными путями переправляли бойцов и командиров в плавни, снабжали их документами.
- Без этой незримой для врага многочисленной армии патриотов, - сказал однажды Лев Федорович Хлястиков Володе Быковскому, - действия партизан и подпольщиков не были бы такими успешными.
И это справедливо. И под пятой врага, под угрозой постоянных репрессий, расстрелов, пыток и ссылок в лагеря смерти советский народ хранил верность своей Отчизне, ясность мысли, необыкновенную твердость духа и непоколебимую веру в победу над врагом.
Особенно достойно восхищения поведение женщин Никополя. Нередко они действовали на собственный страх и риск, зная, что в любой момент могут поплатиться жизнью.
Однажды июньским утром 1942 года к перрону вокзала подошел эшелон. Немецко-фашистские оккупанты доставили в город очередную партию советских военнопленных. Все они оказались в ужасном состоянии. Многие от истощения и ранений еле держались на ногах. Собравшиеся на вокзале сотни женщин с ужасом и состраданием смотрели на воинов. Была на перроне и мать двоих детей Надежда Прокофьевна Шульгина. Вернувшись домой, она созвала соседей и рассказала им об увиденном на вокзале.
- Что же мы-то сделать можем? - уныло спросила одна женщина.
- Всех их отправили в лагерь. Надо помочь им, а точнее, помогать постоянно и всем, чем сможем, - ответила Шульгина.
В первую очередь женщины взяли шефство над ранеными и больными. Гитлеровцы тогда еще разрешали свидания тем военнопленным, у которых в городе имелись родные. Моментально у каждой женщины в лагере оказался муж, брат, сын или племянник. Таким образом они снабжали раненых и больных продуктами и горячей пищей. Гораздо сложнее и опаснее было доставлять в лагерь медикаменты и гражданскую одежду, предназначенную для побегов. Первый же провал мог привести к тому, что фашисты тотчас запретили бы все свидания, а многих женщин арестовали бы как соучастниц побегов. Судьба таких арестованных не вызывала сомнений: их либо отсылали в лагеря смерти, либо увозили на принудительные работы в Германию.
Но ничто не могло остановить советских патриоток. Пока была хоть малейшая возможность, они поддерживали связь с узниками и устраивали им побеги.
Разве может забыть бывший военнопленный П. А. Жданов, как Н. П. Шульгина с помощью Н. Д. Осипенко и Г. П. Вовка вызволила его из фашистской неволи и переправила в плавни к партизанам! А сколько других советских солдат и командиров обязаны своим спасением этой стойкой и самоотверженной женщине! Они не знали ее имени, и многие даже не видели в лицо.
Немало обретших свободу, избежавших гибели в фашистских лагерях обязаны этим Варваре Дмитриевне Климченко и ее мужу Терентию Иосифовичу.
Да, армия и народ были едины. И когда советские солдаты в январе 1944 года шли на штурм никопольского плацдарма, они были твердо уверены, что смертный бой с врагом идет и по ту линию фронта. Сознание этого прибавляло им силы.

 

 



Источник: http://Воениздат МО СССР Москва 1967г.
Категория: Огненные версты | Добавил: nikopolpage (06.05.2008) | Автор: Ю.Новиков
Просмотров: 1412 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Информер УФС (http://ufs.com.ua/)
Статистика
Copyright MyCorp © 2017