Чтобы помнить и знать...
Меню сайта
Категории каталога
ЗАБВЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ [22]
глазами противника [5]
оперативная сводка [6]
Былое... [19]
Огненные версты [24]
Герои прошлого времени [1]
СТОП-КАДР [5]
Сравнительные фотографии города в начале 20столетия и в наши дни.
МОГИЛА НЕЧАЕВА Высота 167,3 [4]
Мемориальный комплекс"Выс.167,3 "МОГИЛА НЕЧАЕВА" [1]
Игнатенко Леонид Александрович [0]
Никопольский военно-исторический клуб ЦИТАДЕЛЬ [12]
Поиск родственников [2]
кинокритика [1]
Главная » Статьи » Огненные версты

о действиях группы "Молодежь"

В БОРЬБЕ  С   ОККУПАНТАМИ НАМ       СОДЕЙСТВОВАЛО       НАСЕЛЕНИЕ ГОРОДА 

Мои воспоминания являются чисто историческими фактами, подтвержденными документами штаба партизанского движения Украины и Днепропетровским областным партийным архивом.

Гибель партизанского отряда, руководимого первым секретарем Марганецкого горкома Компартии Украины Николаем Кирилловичем Клочко, усилила среди населения города Марганца ненависть к немецким оккупантам и послужи¬ла сигналом к яростной борьбе против фашистских захватчиков.

Уже в феврале 1942 г. в городе Марганце был организован подпольный комитет в составе М. И. Иванова, П. С. Жегета, Я. И. Клиценко, Я. В. Охрамкова, Ф. Ф. Беленцова, В. П. Осадчего и П. Я. Сидельникова.

Председателем комитета был избран М. И. Иванов, а его заместителем - П. С. Жегет.

К 1 Мая 1942 года подпольный комитет организовал первый выпуск партизанских листовок, которые призывали местное население не идти на службу к немцам, а освобождать военнопленных из концлагерей,

не допускать угона молодежи в немецкое рабство, содействовать партизанам в уничтожении фашистских варваров.

В создании и распространении этих листовок принимали активное участие учителя: Яков Ильич Клиценко, Зинаида Петровна Осадчая, Мария Петровна Капитонова, и их учени­ки: Виталий Воробьев, Сергей Велько, Леонид Осадчий, Раи­са Швец, Саша Патлай, Василий Бойко.

В конце 1942 г. Марганецкий подпольный комитет начал формирование партизанского отряда.

Первыми приняли партизанскую присягу члены подполь­ного комитета, а после них подписали присягу преподаватели Марганецкой школы № 2: Федор Максимович Таран, Зинаи­да Петровна Осадчая, Мария Петровна Капитонова; студенты Анатолий Абрамович Иванченко, Владимир Борисович Мак­симович, Борис Васильевич Бойко; ученики средней школы № 1: Сергей Велько, Григорий Шапошник, Виталий Воробь­ев, Леонид Осадчий, Ксения Патлай, Василий Бойко; рабочий рудника им. Ворошилова Константин Константинович Козлов и многие другие патриоты города.

В начале 1943 года началось большое пополнение в пар­тизанский отряд местного населения, освобожденных военно­пленных и молодежи.

А к июлю 1943 года в нем насчитывалось уже более 300 на­родных мстителей.

Учитывая, что значительная часть партизан находилась не­посредственно в плавнях, подпольный комитет принял реше­ние создать специальные группы партизан по обеспечению ее продуктами питания, оружием и обмундированием.

Из членов подпольного комитета ответственным за обес­печение продуктами питания был назначен Яков Ильич Кли­ценко, за доставку оружия и обмундирования ответственность была возложена на меня. Была создана комсомольско-молодежная группа, командиром которой в июле 1943 г. был назначен я.

В состав группы вошло 86 самых активных партизан: Сергей Велько, Ваня Луговской, Виталий Воробьев, Николай Носенко, Ваня Тютюнник, Николай Шишко, Григорий Ша­пошник, Анатолий Иванченко, Василий Бойко, Леонид Осад­чий, Юрий Максимович, Слава Бычков, братья Токаревы и многие другие.

В партизанской группе «Молодежь» была разведыватель­ная группа, куда входили Мария Петровна Капитонова, Зина­ида Петровна Осадчая, Екатерина Петровна Бычкова, Костя Козлов, Саша Патлай, Мария Щур, Надежда Овсийко, Мария Головко, Галина Медведева, Галина Жегет, Мария Лысенко, Рая Швец, Марфуша Белая, Мария Рудова, Мария Ляшенко, Василий Васильевич Чуприна. Особенно активными участ­никами партизанского движения были семьи Жегета, Быко­вых, Тарана, Осадчих, Покашкиных, Беленцовых, Максимо­вичей.

Большую помощь партизанскому отряду в приобретении немецких пропусков и медикаментов оказала Зина Бычкова совместно со своим мужем Владимиром Максимовичем. Они с первых дней создания партизанского отряда были преданны­ми патриотами до последних дней своей короткой жизни.

Яков Ильич Клиценко организовал группу партизан, кото­рая обеспечивала отряд продуктами питания. Они не только доставляли в отряд муку, пшено, хлеб, масло за счет взятия не­мецких складов, но организовывали угон от немцев крупного рогатого скота и свиней в плавни большими партиями.

Главной задачей в отряде была добыча оружия.

()дна из первых крупных операций по взятию оружия проведена в селе Николаевка (пригород г. Марганца) в конце апреля 1943 года.

Мария Петровна Капитонова принесла данные о располо­жений обоза в этом селе, в количестве 12 подвод, в которых находилось оружие, обмундирование и боеприпасы.

Я с группой из семи человек прибыл к обозу без никаких происшествий, и через 15-20 минут часовой, охранявший обоз, был бесшумно снят. Иван Луговской, Сергей Велько, Ва­силий Бойко, Гриша Шапошников, Анатолий Иванченко, Сла­ва Бычков взяли в этом обозе ручной пулемет, три автомата, 20 винтовок, три пистолета, 26 гранат, две ракетницы, три ящика патронов и одну, украшенную алмазными камнями, подзорную трубу.

Все трофеи были к утру доставлены в партизанский отряд, а через сутки предатель-лесник завел с тыла партизанского отряда (со стороны болот) группу фашистов в количестве 60 человек.

Когда немцы бесшумно подошли на 30-50 метров к терри­тории отряда, а это было на рассвете, партизанский часовой заметил движущихся немцев и успел сделать два винтовочных выстрела, прежде чем немецкая автоматная очередь скосила юного бойца. Отряд был поднят «в ружье» и в течение 10 ми­нут занял оборону.

Уполномоченный Советской армии товарищ Владимир Ива­нович Маяк разбил отряд на две группы и дал команду оста­вить территорию партизанского лагеря.

Для прикрытия отступающих партизан были оставлены ав­томатчики: Анатолий Покашкин, Ваня Луговской и Ефим Назаренко.

По команде товарища Маяка одна группа была направлена нверх по реке Бугай, а вторая - вниз. Они находились на рас­стоянии примерно 200-300 метров друг от друга.

В связи с ограниченным количеством патронов автоматчи­ки долго не смогли удерживать немцев и потому вынуждены пыли отступить в лес, в противоположную сторону от насту­пающих немцев.

Захватив лагерь, фашисты забросали гранатами землян­ки, толовыми шашками и минами взорвали кухонные кот­лы, склад продуктов питания и сожгли все обмундирование. Там же погибла наша трофейная драгоценная подзорная труба.


Закончив варварскую расправу над партизанским лагерем, они, по предложению лесника, двинулись на переправу реки Бугай.


Этот лесник хорошо знал, где находится самое мелкое место (коса) реки, и сам пошел первым вброд, а за ним и вся группа немцев. Но не успели последние фашисты спуститься с обры­ва на прибрежный песок, как по команде тов. Маяка обе груп­пы с криком «Ура!» бросились на отступающих фашистов.

Первым от пули партизанского снайпера был убит преда­тель-лесник.

В этом бою было убито 56 фашистов, взято в плен два не­мецких солдата, и только одному фашисту удалось уйти от расправы. С нашей стороны погибли два человека и три были ранены. Поступившее оружие в отряд с николаевского обоза сыграло решающую роль в победе партизан над фашистами в районе реки Бугай.

После этого боя отряд вынужден был переменить место на­хождения и направился в район реки Пономарь, к озеру Оре­ховое.

Семь дней и ночей отряд оставался без обмундирования и продуктов питания, но энергично строил новые землянки, охотился на диких зверей и птицу, чтобы не погибнуть от хо­лода и голода. Это были самые тяжелые дни в партизанском отряде. Вскоре снова начались крупные операции партизан по до­быче оружия, обмундирования и продуктов. 

Блестяще была проведена операция “СПЕЦСКЛАД”  по добыче оружия в начале ноября 1943 года из немецкого склада в родном Марганце.

Разведчики Костя Козлов, Саша Патлай и Марфуша Белая установили, что по улице Советской, 73 расположен склад с оружием. Доложили по цепочке командованию отряда, кото­рое тут же разработало план взятия этого склада под кодовым названием «Спецсклад», поручив эту операцию нашей группе «Молодежь».

Переправа через реку Речище в сторону г. Марганца была очень сложная. Через каждые 100-200 метров на противопо­ложной стороне были немецкие засады.

Автоматные очереди немцев беспрерывно строчили в нашу сторону, но после двух часов ночи они утихли, и только отдель­ные немецкие часовые изредка давали короткие автоматные очереди по ближайшим кустарникам. Это позволило нам оп­ределить их местонахождение.

Выбрав удобное место для переправы, мы в течение 40 ми­нут всей группой из 26 человек благополучно перебрались че­рез реку Речище и тихо прошли мимо немецких постов.

В три часа ночи мы были в районе спецсклада.

Разведка установила, что он охраняется с внутренней и внешней сторон.

Первыми были направлены для снятия часовых Анатолий Покашкин и Сергей Велько. Через несколько минут ушла и вторая группа в составе Вани Луговского, Гриши Шапошни­кова, Анатолия Иванченко и Кости Козлова, с целью оказания помощи первым двум. Но она не понадобилась.

Пока вторая группа подходила к складу, Анатолий Покаш­кин и Сергей Велько бесшумно сняли часового и уже поджи­дали товарищей для взятия склада.

Шестеро партизан взломали раму окна, и Сергей вместе с Анатолием вскочил внутрь склада. Притаившийся в темноте ружейного склада немецкий часовой вскрикнул, потом засто­нал...

Через минуту в окне показалось лицо Сергея, он прошеп­тал: «Принимайте подарочек», - и подал два автомата немец- кого производства. Потом он начал передавать бельгийские винтовки, гранаты с длинными ручками, русские автоматы ППШ, три ящика автоматных патронов, а после, надрываясь, притащил наш пулемет «Максим».

Нести такое количество оружия оказалось невозможным, и мы вынуждены были пулемет и двадцать винтовок спрятать в посадке маслиновых кустарников около больницы в районе Госстроя, а 110 бельгийских винтовок, 18 автоматов, 26 гранат, 3000 патронов и четыре пистолета различных немецких марок были на второй день доставлены в отряд. Такого крупного по­полнения оружия в отряде еще не было. Это стало хорошим ему подарком в честь 26-й годовщины Октября.

Через три дня после успешно проведенной операции «Спец­склад» нас ожидала крупная неудача. По данным разведки, было установлено, что 12-13 ноября 1943 года со стороны г. Запорожья, через станцию Марганец, будет проходить эше­лон с советскими гражданами, которых фашисты отправляют на каторгу в Германию. Командование отряда поручило мне сделать разведку и дать свои соображения по их освобожде­нию.

Мою идею о вооруженном налете на эшелон представитель Советской армии товарищ Маяк признал нереальной и пред­ложил диверсионным путем остановить эшелон как можно на более длительное время, чтобы дать возможность освободить­ся из товарных вагонов отправляемым в Германию людям.

ЭТА ОПЕРАЦИЯ БЫЛА НАЗВАНА «ЭШЕЛОН»

Для этой цели я взял с собой Сергея Велько, Ивана Лугов­ского, Николая Москаленко, Анатолия Покашкина и Гришу Шапошникова. С закатом солнца мы двинулись по плавневым дорожкам в сторону города Марганца. К полуночи были на конспиративной квартире в семье Щуров.

Посоветовавшись между собой, приняли решение, что для операции «Эшелон» достаточно четырех человек. Двоих пар-тизан решили направить в Ворошиловский поселок для унич­тожения начальника полиции Кушнира, который, по данным разведки, ночевал у своей любовницы.

Но событиям судилось развернуться иначе.

Примерно через час после ухода Покашкина со своим парт­нером Шапошниковым на задание, с криком «Немцы!» в ком­нату вбежал Ваня Луговской. На мой вопрос: «Где?», он ска­зал: «В двадцати шагах от дома». Я крикнул: «За мной!», и с автоматом в руках выскочил на улицу. За мной выбежали Мос­каленко и Луговской, а Сергей остался укрыть привезенный на эту квартиру печеный хлеб, схватил со стола две гранаты, забытые Москаленко, и выбежал на улицу. Там уже шел насто­ящий бой.

В десяти шагах от дома лежали два убитых немца, слышал­ся стон и крики. Один автоматный диск мною был уже исполь­зован. Выбросив его, я вставил последний запасной диск на 71 патрон. По моей команде все трое начали с боем отступать в сторону плавней, а я за углом дома остался прикрывать своих товарищей от наступающих немцев.

Вскоре они меня обнаружили и открыли огонь в мою сто­рону. Я крикнул своим товарищам: «Открыть огонь с обре­зов!». Сам прыгнул в обрыв и побежал к партизанам. Грянул еще один залп из обрезов, после которого немцы затихли, а через несколько минут начали давать позывные ракеты о по­мощи. Мы, выиграв паузу, быстро начали отступать в сторо­ну знакомых нам до последнего кустика плавней. Пробежав с полкилометра, я заметил, что с нами нет Москаленко, и дал команду возвращаться назад за товарищем. В это время небо осветилось немецкими ракетами, и мы увидели, что на месте боя Николая Москаленко нет. Нам пришлось уходить втроем в сторону леса, но и здесь ожидала неприятность. Немецкие посты из числа предателей-калмыков охраняли все ходы и вы­ходы к реке и плавням. Не успели мы укрыться в кустарниках, как нас начала преследовать калмыцкая погоня. Мы хорошо

ориентировались в этих местах, что помогло нам быстро до­браться к реке Ревун, которая в то время была покрыта тонким льдом.

Сергей, самый высокий, шел впереди, ломая руками лед. За ним, по шею в воде, двигались мы. Река была не глубокая, ее ширина составляла около 20 метров, но она являлась хорошим подспорьем для преследующих нас немецких солдат.

Впереди была вторая быстрая река Речище. Ее мы одолели без особых усилий и уже находились на своей партизанской стороне, где немцы были очень редкими «гостями».

Я не могу забыть один маленький эпизод. Когда опасность осталась позади, и мы шли в обледеневших шинелях по плав­невым тропинкам, услышали мяуканье котенка. Сергей Вель-ко быстро подбежал к нему, взял на руки, погладил по головке и сказал: «Какой же ты бедненький! Какая судьба забросила тебя сюда?». Спрятал котенка за пазуху и быстрыми шагами двинулся вперед. Это было так трогательно.

Спрашивается, как может сочетаться в человеке жестокость и такая глубокая нежность?

Я остановил Ваню и спросил: «Как же это ты прозевал нем­цев, что нас едва ли не застукали на квартире Щура?». Лугов-ской двинулся вперед и ответил: «Вижу, идут люди, по-русски кашляют, думал, что это рабочие идут со второй смены. Когда же подошли ближе, четко увидел немецкую форму. В жизни не думал, чтобы немцы кашляли, как русские».

Я хлопнул его ладонью по шапке, и мы быстро пошли за Сергеем. К утру прибыли в отряд, и я сразу же доложил това­рищу В. И. Маяку о неожиданном столкновении с немцами у дома Щуров и о срыве операции «Эшелон».

Но на этом неудача не закончилась. На следующий день наша разведка сообщила в отряд, что в ту же ночь, когда был бой у дома Щуров, немцы схватили Анатолия Покашкина, Гришу Шапошникова, Анатолия Иванченко и еще шестерых товарищей и расстреляли их за городом около плавней. Несмотря на варварскую расправу фашистов над совет­скими патриотами, партизаны отряда «Марганец» продолжали повреждать телефонную связь у немцев, выводить из рабочего состояния оборудование в шахтах, освобождать военноплен­ных, спасать советских граждан от угона в немецкое рабство.

В конце ноября 1943 года, по сведениям разведки, было ус­тановлено, что из Кривого Рога в сторону Запорожья должен идти эшелон с фашистскими солдатами и новой техникой для поддержки отступающих через реку Днепр немцев.

Я с товарищами Велько, Луговским и Бычковым, по зада­нию тов. Жегета, отправился в сторону района Марганец-Басанка, захватив с собой необходимый инструмент для разбора путей и 10 кг взрывчатки.

С 11 часов вечера до часу ночи мы поджидали этот эше­лон. Нами была удачно заложена взрывчатка под рельсы на не­большом повороте, и в 10 метрах от нее мы разобрали правую сторону железнодорожного полотна. Уже хорошо слышался приближающийся состав, но мы не заметили, как со стороны Басанки три всадника быстро направились в нашу сторону.

Буквально минуты решали исход операции. Один из всад­ников встал с лошади и побежал в сторону разобранных путей. Увидев опасность срыва операции, я дал команду от­крыть огонь по всадникам. Один из них упал, а второму уда­лось остаться в живых, и он дал фонариком сигнал опаснос­ти приближающемуся поезду.

Машинист пытался быстро остановить эшелон, но взрыв произошел прямо под колесами паровоза. И хотя эшелон не пошел под откос, однако на 14 часов было остановлено дви­жение на участке между Марганцем и Запорожьем.

Наш партизанский отряд действовал в тяжелых природ­ных условиях, среди небольших лесов и болот. Но, несмот­ря на все это, народные мстители сумели освободить более 650 человек военнопленных из концлагерей, 820 юношей и девушек было спасено от угона в фашистскую Германию,

уничтожено свыше 200 немецких солдат и офицеров. Кроме этого велась активная агитационная пропаганда среди мест­ного населения в тылу врага - на временно оккупированной территории городов Никополя и Марганца.

За два года наш отряд провел много боевых операций и различных диверсий. Нельзя не вспомнить таких партизан, как Виталий Воробьев, Леонид Щур, Виктор Биненда, Лео­нид Осадчий, которые по заданию 3-го Украинского фрон­та взяли на острове Коммуна «языков» - обер-лейтенанта и его денщика. Плененные дали ценные данные о расположе­нии немецких войск. За эту операцию отряд получил бла­годарность от командования Вооруженных сил Советского Союза.

Были в нашей молодежной группе такие разведчицы, как Галя Медведева, с помощью которой мне и Сергею Велько удалось в поселке Заря достать ценные «шуцманские про­пуска», обезоружить трех немецких служак и забрать их воен­ную форму для наших разведчиков.

С этим же Сергеем Велько у меня был интересный случай, когда в районе села Борисовка нас пыталась задержать немец­кая полевая жандармерия. Я был в форме немецкого обер-лей­тенанта, а Сергей в немецкой солдатской форме. Только счас­тливый случай, что в двух метрах от нас был вырыт окоп, в который мы успели прыгнуть и скосить автоматной очередью обоих всадников и их лошадей, спас нас.

Следует вспомнить, как наш партизан Николай Носенко с группой партизан неоднократно захватывал немецкие склады, мельницы и доставлял в отряд пшено, муку, масло подсолнеч­ное и другие продукты питания.

Большую помощь партизанам оказывало местное населе­ние города в освобождении и отправке военнопленных в пар­тизанский отряд. Так, врачи Борис Николаевич Максимович и Владимир Иванович Корогодский умели под разными пред­логами забрать нужных людей из лагеря военнопленных в горбольницу, а оттуда пленных переправляли в партизанский отряд. Кроме того, благодаря тому, что они поставляли в отряд медикаменты, партизаны спасались от болезней и ранений.

Подпольным комитетом было утверждено в городе Мар¬ганце несколько конспиративных квартир следующих семей: Жегета, Тарана, Осадчих, Бычковых, Покашкиных, Ляшенко, Максимовичей и Беленцова. Эти квартиры были не только явочными, все члены этих семей являлись активными участниками партизанского движения.

Значительный урон в деятельности партизанского отряда нанесли предатели, фамилии которых не хочу упоминать. Но из-за них погибли лучшие люди отряда, такие как П. Ф. Жегет, Я. И. Клиценко, Ф. Ф. Беленцов, Г. В. Шапошников, В. Б. Максимович, 3. И. Бычкова, А. А. Иванченко, А. И. По-кашкин, П. Я. Осадчий, К. П. Русин и многие другие патрио¬ты нашего города. Общее количество расстрелянных партизан и содействующих лиц партизанскому движению было более двухсот человек.

Наш партизанский отряд и группа «Молодежь» поддерживали постоянную связь с частями Советской армии, опирались на помощь местного населения.



Источник: книга "Это нужно живым..."В.П.Хвостик,В.В.Котов 2008г.
Категория: Огненные версты | Добавил: nikopolpage (08.06.2009)
Просмотров: 1318 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Информер УФС (http://ufs.com.ua/)
Статистика
Copyright MyCorp © 2017