Чтобы помнить и знать...
Меню сайта
Категории каталога
ЗАБВЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ [22]
глазами противника [5]
оперативная сводка [6]
Былое... [19]
Огненные версты [24]
Герои прошлого времени [1]
СТОП-КАДР [5]
Сравнительные фотографии города в начале 20столетия и в наши дни.
МОГИЛА НЕЧАЕВА Высота 167,3 [4]
Мемориальный комплекс"Выс.167,3 "МОГИЛА НЕЧАЕВА" [1]
Игнатенко Леонид Александрович [0]
Никопольский военно-исторический клуб ЦИТАДЕЛЬ [12]
Поиск родственников [2]
кинокритика [1]
Главная » Статьи » глазами противника

Никопольская скала
 

Никопольская скала

Деятельность Шёрнера в национал-социалистском руководстве была
весьма непродолжительной. Для многих командующих неудачи на Восточном
фронте заканчивались отставкой. Фердинанд же этого не боялся. Он был ещё
полон энергии, держал свои нервы в кулаке, а шум боя действовал на него
благотворнее, нежели тихая штабная работа.
В последующем Шёрнер находился в своей стихии. В 1943 году он принял
успешное участие в ряде оборонительных сражений на Восточном фронте.
Тактика советских войск пока еще оставалась прежней: медленное
выдвижение вперед или отступление безропотных масс солдат, становившихся
зачастую жертвами новейших «тигров». Оперативное мышление Шёрнера было в
те дни на должной высоте. Ему удавалось порою водить красного медведя
как на манеже за кольцо в носу по всему Южному фронту, где в то время
разворачивались активные боевые действия.
1 октября 1943 года Шёрнер был назначен командиром 40-го танкового
корпуса, а в скором времени — командующим наспех сколоченной группой
Шёрнера. Перед его армией была поставлена задача удержать во что бы то
ни стало никопольский плацдарм — район, богатый столь необходимой для
германской промышленности марганцевой рудой.
«Сегодня Запорожье, завтра — Никополь — такова ближайшая задача
Юго-Западного фронта, — так описывал сложившуюся обстановку советский
маршал Чуйков. — Фашистское командование цеплялось за последнюю
возможность сохранить свое господство над украинскими месторождениями
железа и марганца, в которых остро нуждалась их военная промышленность.
Поэтому битва за украинские рудные месторождения превратилась в одну из
самых сложных и тяжелых операций, которая проводилась в сложнейших
условиях. Свое негативное влияние оказывали погодные и дорожные
трудности».
Ставя перед войсками задачу освобождения Украины, советское
командование отдало 20 октября приказ о переименовании фронтов.
Воронежский фронт стал 1-м Украинским фронтом. Степной фронт — 2-м
Украинским фронтом, Юго-Западный фронт — 3-м Украинским фронтом и Южный
фронт — 4-м Украинским фронтом.
То, что генерал горных войск был назначен командующим танковыми
соединениями, имело две мотивировки.
С одной стороны, Гитлер видел в Шёрнере человека, который сможет
превратить наспех сформированные части в боеспособные войска, с другой
же стороны, он был идеальным полководцем, деятельным, обладавшим
оперативным мышлением, без чувства страха, который мог удержать
дрогнувший Восточный фронт и внушить солдатам необходимую уверенность.
Это было особенно важно, поскольку Красная армия после капитуляции 6-й
немецкой армии в Сталинграде 31 января 1943 года неудержимо двигалась на
запад.
1943 год был насыщен различными событиями. Взять хотя бы конференцию
союзников в Касабланке, на которой было принято решение о безоговорочной
капитуляции Германии. Затем последовала отставка гросс-адмирала Рёдера,
преемником которого стал Дёниц (1). Геббельс провозгласил начало
тотальной войны. Капитуляция немецко-итальянских войск в Тунисе. Высадка
союзников в Сицилии. Свержение Муссолини и пленение его королем.
Капитуляция Италии и начало развала «оси». Высадка 5-й американской
армии под Салерно. Союзные конференции в Москве и Тегеране с обсуждением
вопроса подготовки к высадке войск союзников в Нормандии (операция
«Оверлорд» («Повелитель») (2).
Не менее ослепительно и ярко разгорался пожар и на Восточном фронте, где
немцы сдавали одну позицию за другой. Южный фронт находился в постоянном
движении. 22 августа советские войска обошли с севера Харьков — город,
за который неоднократно возникали ожесточенные бои, и немцы были
вынуждены его покинуть. 7 сентября немцы оставили Сталино, а вместе с
ним и весь Донецкий бассейн. Генерал-фельдмаршал Манштейн образовал
новую линию фронта по Днепру и Десне. В последовавших оборонительных
боях приняли участие 3-я и 4-я горные дивизии.
«Под вечер у начальника оперативного отдела майора Лееба зазвонил
телефон, — описывал дальнейшее развитие событий Карл Руеф. — «Говорит
Шёрнер. Через час я буду у вас. 6 моем прибытии знать никто не должен!»
Майор знал, как ему себя вести в отношении генерала горных войск.
Поэтому он сразу же отправился в квартирмейстерский отдел, ведавший
вопросами охраны штаба, где проверил несение службы часовыми.
Когда с наступлением темноты появился Шёрнер, то часовой потребовал от
него пароль и попросил предъявить удостоверение личности, грозя в
противном случае задержанием.
— Я генерал Шёрнер.
— Но я вас не знаю. Ваше удостоверение.
Только после предъявления своего удостоверения Шёрнер был пропущен в
штаб.
- Лееб, я очень рад! Наконец-то настоящая войсковая часть. Горные егеря
остаются таковыми.
Шёрнер не жалел слов для похвалы. Затем он потребовал
предоставления ему квартиры на несколько дней. Он хотел без излишней
суматохи, почти инкогнито осмотреть позиции плацдарма и составить
представление о состоянии войск, тактических и снабженческих вопросах и
возможностях, а также об имеющихся трудностях.
Леебу он объяснил, что получил от Гитлера задание создать из переданных
в его подчинение девяти дивизий армейскую группу и обеспечить стойкую
оборону никопольского плацдарма. Тем самым 1-я танковая армия, ведущая
ожесточенные бои севернее Днепра, будет несколько разгружена, а сильно
потрепанная 6-я армия сможет консолидироваться.
— Но, как уже сказано, Лееб, вы не должны никому докладывать о моем
присутствии. Только таким образом я смогу получить верное представление
о состоянии своих будущих частей и соединений. Многие командиры не знают
истинного положения вещей, поскольку не вылезают из надежно
оборудованных командных пунктов. Они не в состоянии выправить
сложившуюся ситуацию».
После многодневных посещений различных участков фронта Шёрнер
возвратился на свой командный пункт и потребовал доклады о событиях
последних дней и характере боевых действий, прежде чем принял решение об
организации устойчивой обороны и необходимых мерах. Чтобы произвести
соответствующую расстановку переданных ему частей и соединений, он хотел
знать, как характеризовались их предыдущие действия и где они отличились
или же показали слабину. Лишь исходя из суммы полученных фактов и данных
он принял свое оперативное решение.
3-я горная дивизия (раньше ею командовал Дитль), например, после
ожесточенных и кровопролитных сражений на Лице в Арктике была
переброшена на Восточный фронт и почти весь 1943 год вела тяжелые
оборонительные бои между Азовским морем и Донцом. В частности, это были
бои по обе стороны железной дороги Ворошиловск — Ворошиловград в период
с 1 марта по 28 августа 1943 года, бои западнее Куйбышево с 28 августа
по 4 сентября, танковое сражение восточнее Ново-Ласпа 7 и 8 сентября, а
также позиционные бои на Волге с 9 по 20 сентября 1943 года.
Почти во всех случаях положение было отчаянным. Верховное командование
не знало об истинном положении дел в результате приукрашенных донесений
многих командиров. Поступавшее пополнение не покрывало потерь войск в
офицерах, унтер-офицерах и солдатах. В войсках стало расхожим выражение:
«Все было понапрасну», давление советских войск становилось все
ощутимее.
Шёрнер прекрасно понимал, что советские войска находились в ударе,
обретя необходимую динамику, и что их быстро остановить нельзя, даже
применяя драконовские меры. Тем не менее он всегда находился в нужное
время в нужном месте. Он хвалил свершения и порицал слабости. Внешним
формальностям он стал уделять все меньше внимания. Главную роль в
сложившейся обстановке играл не щеголеватый офицер, а боец-одиночка, не
знающий страха, заставляющий противника утирать пот с лица и готовый
пойти на крайность за своих товарищей. Шёрнеру и были нужны готовые на
все воины. Солдаты должны были руководствоваться такими ценностями, как
честь и верность, долг и боевое товарищество.
Армейская группировка Шёрнера состояла из 40-го танкового корпуса и 4-го
и 29-го корпусов, насчитывая в общей сложности шесть дивизий. Несколько
позже к ним присоединилась 24-я танковая дивизия, а в ходе начавшихся
боев и 17-й корпус под командованием генерал-лейтенанта Ханса Крайзинга,
действовавшего ранее в Арктике. В начале 1943 года части Крайзинга
совершили прорыв из Миллерово, в результате чего была спасена 3-я горная
дивизия. Заслуги Крайзинга были хорошо известны Шёрнеру, знал он и о его
высоких деловых качествах.
Главным для Шёрнера было удержать в узде свои нервы, так как 3-я горная
дивизия с 21 сентября по 3 ок¬тября 1943 года вела тяжелые бои, а затем
отступила в юго-восточное Запорожье. Это был последний этап отхода
немецких войск за Днепр.
На участке фронта в районе никопольского плацдарма происходило
следующее. В период с 26 октября по 19 ноября 1943 года шло укрепление
оборонительных позиций. С 20 по 30 ноября немцы отражали начавшиеся
наступательные действия советских войск. С 1 по 18 декабря 1943 года
длилась боевая пауза из-за непролазной грязи и слякоти. С 19 декабря
1943 года до 1 января 1944 года тяжелые оборонительные бои
возобновились. С 2 января и по 2 февраля 1944 года продолжались бои по
удержанию плацдарма.
Этот плацдарм имел огромное оперативное значение. Во-первых, он
прикрывал южный фланг 1-й танковой армии, находящейся в большой излучине
Днепра, уходящей на восток. Во-вторых, он обеспечивал защиту марганцевых
руд Никополя и Кривого Рога. И наконец, немецкие войска имели
возможность нанести оттуда контрудар в южном направлении, который
позволил бы им восстановить связь с 17-й армией.
Советскому командованию было достаточно одного только взгляда на карту,
чтобы разглядеть эту козырную карту немцев. Поэтому 31 января 1944 года
8-я гвардейская армия под командованием генерала Чуйкова нанесла мощный
удар по этой ахиллесовой пяте немцев.
Шёрнер сразу же оценил всю серьезность ситуации и стал принимать
контрмеры. Несмотря на приказ Гитлера удержать во что бы то ни стало
никопольский плацдарм, он уже 2 февраля распорядился оставить позиции по
ту сторону Днепра. Сводки вермахта сообщали:
«5 февраля 1944 года: советские войска усиливают свой натиск.
6 февраля 1944 года: в районе Никополя наши дивизии продолжают
удерживать свои позиции.
7 февраля 1944 года: в районе Никополя противник предпринял атаку
крупными силами.
9 февраля 1944 года: наши доблестные войска в тяжелых оборонительных
боях отразили все атаки противника...
10 февраля 1944 года: на Восточном фронте западнее Никополя противник
продолжает нами сдерживаться...
11 февраля 1944 года: войска Восточного фронта вновь отразили
многочисленные атаки противника западнее Никополя и южнее Кривого
Рога...»
Возникшая опасность, однако, устранена не была. Сложилась ситуация, в
которой другие командующие легко поддались бы искушению отойти назад еще
дальше. Но Шёрнер так не поступил, показав свою выдержку. С пистолетом в
поднятой руке стоял он вместе с полевыми жандармами у переправы через
широкий Днепр, следя за упорядоченным отходом своих частей. Поскольку
дороги, ведущие к переправе, были запружены немецкими войсками,
советские летчики наносили по ним непрерывные удары с целью
деморализации немцев. Выдержка и спокойствие Шёрнера спасали положение,
неся уверенность даже слабым. Шёрнер приказывал всем, в том числе и
штабным офицерам, вылезать из автомашин и следовать далее пешком,
отсылая машины назад за ранеными и больными.
Вот как описывал происходившее начальник штаба Шёрнера полковник фон
Кальден:
«После тяжелых кровопролитных боев на Миусском фронте войскам необходимо
было восстановить былую уверенность в собственных силах. Требовалось
установить жесточайшую дисциплину на фронте и во фронтовых тылах.
Эта задача, как и оборона никопольского плацдарма, требовала от
командующего постоянного напряжения. Он неоднократно оказывался нередко
под огнем противника. Благодаря его усилиям и принимаемым мерам фронт
держался, а попытки прорыва, предпринимавшиеся противником,
локализовывались. Благодаря его энергии, осмотрительности и заботе о
людях достигался максимум отдачи со стороны офицеров и солдат.
Вся армейская группировка была пронизана духом борьбы. Все полностью
доверяли своему командующему».
Пауль Карел описал деятельность Шёрнера на Днепре в своей книге
«Выжженная земля»:
«Части немецкого Южного фронта продолжали оборонять два плацдарма,
оставшиеся по ту сторону Днепра — под Никополем и у Лепетихи. Все
имевшиеся в наличии силы были брошены, чтобы сдержать перешедший в
наступление с севера 4-й гвардейский механизированный корпус и другие
подразделения 8-й гвардейской армии.
В разгоревшемся ожесточенном сражении немцам удалось в самый последний
момент сдержать выдвижение советских войск к Днепру и образовать
небольшой коридор между рекой и городом Апостолово. Тем не менее немцы
оказались в клещах, и Шёрнер со своим начальником штаба тут же
разработал план прорыва, несмотря на попытки Гитлера противодействовать
этому. «Ни минуты промедления!» — был его приказ. И попытка прорыва
удалась.
Шёрнер, постоянно находившийся на переднем крае, знал, что еще можно
было потребовать от сильно поредевших и порядком измотанных
подразделений.
3-я горная дивизия, снятая с позиций на плацдарме, была брошена на
прикрытие фланга западнее Грушевки. 17-я пехотная дивизия выдвинулась на
позиции в район Марьянское. Оттуда боевые группы Цюммера и Лорха нанесли
8 февраля контрудар на Апостолово. Их целью был выход к железнодорожной
линии на участке вокзал Ток — Апостолово. Задачу выполнила боевая группа
Мита, что потребовало от солдат 17-й пехотной дивизии огромного
напряжения.
Чтобы грязь не засосала и не стянула с ног сапоги, солдаты были
вынуждены завязывать их тесемками, нарезанными из палаток. Даже десять
лошадей не могли доставить на необходимую позицию легкое противотанковое
орудие — столь вязкой была украинская грязь.
И все же Шёрнеру удалось укрепить горлышко бутылки, через которое на
запад устремились подразделения 17-го корпуса».

Шёрнер распорядился, чтобы ни один солдат с никопольского плацдарма не
попал в руки противника (оттуда было эвакуировано около 1800 раненых).
Материальные потери оказались, однако, существенными все из-за той же
грязи. Тем не менее основная часть артиллерии и противотанковых орудий
была выведена. Главное, что боевой дух войск сломлен не был. Планы
противника отрезать и уничтожить выдвинутые далеко на восток немецкие
части были сорваны.
Именно благодаря Шёрнеру, действовавшему вопреки безрассудным указаниям
фюрера, удалось избежать второго Сталинграда на Днепре.
Небезосновательно он был награжден 17 февраля 1944 года дубовыми
листьями к Рыцарскому кресту. Через несколько дней в очередной сводке
вермахта говорилось:
«В тяжелых боях в районе Никополя силезские, баварские,
рейнско-вестфальские, саксонские, мекленбургские, померанские и
восточнопрусские дивизии под командованием генерала горно-стрелковых
войск Шёрнера и генералов Бранденбургера, Мита и Крайзинга в период с 5
ноября 1943 года по 15 февраля 1944 года успешно отбили все атаки и
попытки прорыва большевиков жесткой обороной и контратаками,
неоднократно переходя в рукопашную. В этих боях противнику были нанесены
большие потери и захвачены либо уничтожены 1754 танка, 533 орудия и
большое число других видов оружия и военного имущества. Зенитным огнем
сбито 56 вражеских самолетов. Наша авиация внесла значительный вклад в
эти успехи». Военный историк Вальтер Гёрлиц считает: «В тяжелых
оборонительных боях на Восточном фронте выдвинулось новое поколение
командующих армиями — генерал-фельдмаршал Шёрнер, генерал-фельдмаршал
Модель (3), твердо веривший в окончательную победу, военачальники
истинно солдатского типа генерал-полковники Дитль (4), Хайнрици (5),
Райнхардт (6), Хассе и Фриснер (7), а также командир 7-й танковой
дивизии генерал Мантойфель (8), отличившиеся в боях за Житомир.
Последние представители старого поколения генерал-фельдмаршалов теряют
свои посты».

Примечания редакции
1 Дёниц Карл (1891—1981) — гросс-адмирал. В Первую мировую
войну — командир подводной лодки. Затем служил в рейхсвере. В 1934 г. —
командир крейсера. В 1935 г. — командующий подводной флотилией.
В 1939 г. — командующий подводным флотом и в 1943 г. — командующий ВМФ.
Перед кончиной Гитлер назначил его своим преемником.
Взят в плен англичанами. Нюрнбергским военным трибуналом приговорен к 10
годам тюрьмы. Освобожден в 1956 г.
2 Автор здесь опережает события, так как о месте высадки своих
войск союзники приняли соответствующее решение лишь весной 1944 г.,
держа это в строжайшем секрете.
3 Модель Вальтер (1891—1945) — генерал-фельдмаршал. В армии с 1909 г. В
Первую мировую войну — в Генеральном штабе. Затем служил в рейхсвере.
Поддержал приход нацистов к власти. В Польскую кампанию — начальник
штаба корпуса, а во Французской — начальник штаба армии. В 1940 г —
командир дивизии, в 1941 г — корпуса. В 1942 г — командующий армией. В
1944 г. — командующий группой армий «Север». Применял тактику «выжженной
земли», жестоко обращался с мирным населением. В 1944 г. — командующий
группой армий «Юп>, затем «Северная Украина» и «Центр». Считался
«пожарником фюрера». С августа 1944 г. — на Западном фронте — группы
армий «Б» и «Д». Возглавлял Арденнскую наступательную операцию. В
результате разгрома его войск на Рейне покончил жизнь самоубийством.
4 Дитль Эдуард (1890—1944) — генерал-полковник. Родился в Бал-Айзлинте
(Бавария). В армии с 1909 г. В Первую мировую войну — командир роты. В
1919 г. вступил в добровольческий корпус фон Эппа. С 1920 г. служил в
рейхсвере. В том же году вступил в НСЛАП. В течение долгих лет
возглавлял нацистскую информационную сеть в армии. Участвовал в «пивном
путче». В 1931 г. — один из создателей горно-егерских частей. В 1935 г —
командир егерского полка, в 1938 г. — командир горной дивизии. Участник
Польской кампании. Отличился при операциях в Норвегии, командуя горной
дивизией под Нарвиком. Первый кавалер Рыцарского креста с дубовыми
листьями, Один из любимейших героев нацистской пропаганды,
пользовавшийся большой популярностью. В 1941 г. — командир горного
корпуса. В 1942 г. — командующий горной армией, действовавшей на севере
Норвегии, в Финляндии и Заполярье. Погиб в авиакатастрофе.
5 Хайнрици Готтард (1886—1971) — генерал-полковник. В армии с 1905 г. В
Первую мировую войну — капитан. В 1920—1935 гг. — сотрудник полиции
безопасности. С 1935 г. вновь в армии. В 1937 г. — командир дивизии и в
1940 г. — корпуса. Участвовал во Французской кампании. В 1941 г. воевал
под Москвой. В 1942 г. — командующий армией и в 1945 г. — командующий
группой армий «Висла», прикрывавшей Берлин. Основную часть своих войск
отвел на запад и сдал союзникам. Арестован советскими органами.
Приговорен к 25 годам тюремного заключения. В 1953 г. передан властям
ФРГ.
6 Райнхардт Георг (1887—1953) — генерал-полковник. В армии с 1907 г В
Первую мировую войну на штабных должностях. Затем служил в рейхсвере. В
1939 г. — командир дивизии. Участвовал в Польской и Французской
кампаниях. В 1940 г. — командир корпуса. В 1941 г — командующий танковой
группой, затем армией. В 1944 г — командующий группой армий «Центр»,
потом — группой армий «Север». Американским военным трибуналом
приговорен к 15 годам тюремного заключения. Освобожден в 1952 г.
7 Фриснер Иоханнес (1892—1971) — генерал-полковник. В армии с 1911 г. В
Первую мировую войну — оберлейтенант. Затем служил в рейхсвере. В 1938
г. — начальник штаба инспекции военных школ. В 1939 г. — инспектор по
боевой подготовке резервной армии. В 1942 г. — командир дивизии. В 1943
г. — командир корпуса, потом командующий армией. В 1944 г. — командующий
армейской группой в Прибалтике и затем — командующий группой армий
«Север». В том же году — командующий группой армий «Южная Украина». В
конце 1944 г. выведен в резерв. Арестован американцами, но в 1947 г.
освобожден.
8 Мантойфель Хассо фон (1897—1978) — генерал танковых войск. В армии с
1916 г. В Первую мировую войну — оберлейтенант. В составе
добровольческого корпуса фон Овена воевал с коммунистами в Мюнхене и
Лейпциге. Затем служил в рейхсвере. Считался одним из лучших и
перспективных офицеров. В 1936 г. — руководитель боевой подготовкой
дивизии. В 1937 г. — инспектор танковых войск. В 1939 г. — начальник
военного училища. В 1941 г. — командир полка. Участвовал в битве за
Москву. В 1942 г. — командир бригады во Франции. В 1943 г. — командир
дивизии, отличившейся в Житомире. Применял тактику действий малыми
подвижными группами. В 1944 г. — командир элитной дивизии «Великая
Германия», затем командующий армией на Западном фронте. Участвовал в
Арденнской операции. В 1945 г. — командующий армией на Восточном фронте.
С Одера отвел войска на запад и сдал их англичанам. Был свидетелем на
Нюрнбергском процессе. Освобожден в 1946 г.

 

                                     Перевод с немецкого Ю.Чупрова. – Москва: Яуза; Эксмо, 2007. – 384 с. –
(Великие полководцы Второй мировой).
                                       
                                        фото сделанные в районе Никополя
 
                                                                                       
                                      
 
 
      
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
  
 
 
 
 
 
  
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
 
 
 
 
 
 
 
       
 
           
 
                         
          


 

Категория: глазами противника | Добавил: nikopolpage (23.04.2008) | Автор: Роланд Кальтенеггер
Просмотров: 3446 | Рейтинг: 4.4/5 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Информер УФС (http://ufs.com.ua/)
Статистика
Copyright MyCorp © 2017